декабря 08, 2021

Республика Абхазия, г. Сухум ул. Ак. Марра 9

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

МНОГОНАЦИОНАЛЬНАЯ АБХАЗИЯ, ПРЕОДОЛЕВАЮЩАЯ ПОСЛЕДСТВИЯ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОГО ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА

Как известно, Абхазская АССР была полиэтнической страной. Однако распад Советского Союза и последовавший за ним грузино-абхазский вооруженный конфликт повлияли на сложившуюся модель взаимоотношений между национальными общинами Абхазии. Поскольку данный конфликт носил ярко-выраженный этнополитический характер, начало и окончание его военной фазы привели к изменению этнической композиции многонациональной Абхазии.
Известные драматические события II половины Х1Х века, когда в результате Русско-Кавказской войны по разным оценкам от 150-ти до 500 тыс. этнических абхазов были вынуждены покинуть Родину и переселиться в Османскую Турцию, Сирию и другие страны, коренным образом изменили этно-демографическую ситуацию в Абхазии. Как следствие переселенческой политики царской России, в Абхазии стали возникать русские, эстонские, немецкие и иные поселения. Переселение греков и армян – беженцев из Османской Турции – происходило в процессе развития такой новой для Абхазии отрасли сельского хозяйства, как табаководство. Интенсивно происходило переселение в Абхазию и картвелов – в основном, мегрелов и сванов.

Ряд исследователей используют для характеристики столь радикальных этно-демографических изменений термин «этническая революция». И этот процесс продолжался в течение всего ХХ века. Если, согласно переписи 1897года, доля абхазского населения составляла 55, 3%, грузинского – 24,4%, армянского – 6,2 %, а русского – 4,8 %, то в 1926 году эти показатели выглядели следующим образом: абхазы – 26,4%, грузины – 31,8%, армяне – 14, 2%, русские – 9,6%. В ходе последней советской переписи населения 1989 года было установлено, что доля грузин составляла уже 45, 7%, абхазов - 17, 8 %, армян – 14, 6, русских – 14, 3. Важно отметить, что весьма активная грузинская переселенческая политика продолжалась вплоть до начавшейся в августе 1992 года агрессии Грузии в отношении Абхазии.

Понятно, что столь радикальные этно-демографические изменения могут нести угрозу внутренней стабильности в обществе. Но в условиях царского самодержавия, а затем и тоталитарной коммунистической системы открытые межнациональные или межконфессиональные конфликты были недопустимы. Следует признать, что в первое десятилетие после установления советской власти в Абхазии правящая элита осуществляла политику равного доступа к власти всех этнических общин. Очевидно, идеология «пролетарского интернационализма» и воинствующего атеизма не предполагала возможность каких-либо конфликтов на этнической или религиозной почве.

Однако период сталинско-бериевских репрессий ознаменовал собой переход к порочной национальной политике, которая нанесла непоправимый вред абхазо-грузинским отношениям, а также привела к депортации из Абхазии тысяч греков, турок и персов. Таким образом, некоторые этнические общины в одночасье были полностью изгнаны из Абхазии, а абхазские школы по всей республике были закрыты, и абхазских детей заставляли изучать грузинский язык. Как писал о том периоде авторитетный абхазский историк З. Анчабадзе: «Берия и его подручные пытались проводить в Абхазии великодержавно-шовинистическую политику. Шовинисты упразднили абхазские школы и ввели в них преподавание по всем предметам на грузинском языке». В результате, указывает историк, многие абхазские дети, не владевшие грузинским языком, оказались вне школы. Перевод абхазской письменности с кириллицы на грузинский шрифт, имевший место в те годы, наряду с вытеснением абхазского языка из системы образования и культурной жизни, нанесли ему значительный ущерб и поселили в душах абхазов страх перед утратой своей этнокультурной идентичности. Именно тогда, в конце 40-х и начале 50-х годов, были заложены «мины», взорвавшиеся десятилетия спустя, уже в наши дни.

Политика грузинизации Абхазии продолжалась до самой смерти Сталина в 1953 г., после чего Москвой были предприняты некоторые, хотя и явно недостаточные меры по восстановлению справедливости, которые вызывали активное сопротивление грузинской правящей элиты. Следующий период обострения межнациональных отношений в Абхазии был связан уже с горбачевской перестройкой и дезинтеграцией Советского Союза. В ходе процессов «демократизации и гласности» в Грузии и среди грузинской общины Абхазии вырвались на поверхность ранее сдерживаемые коммунистической идеологией анти-абхазские настроения. Грузинская политическая элита взяла курс на выход из СССР, что среди большинства негрузинского населения Абхазии вызвало протестные настроения, связанные прежде всего с опасением лишиться защиты федерального Центра (т.е. Москвы), а также с неприятием шовинистической политики грузинских националистических лидеров во главе с З. Гамсахурдия. Все это и привело к первому грузино-абхазскому столкновению 1989 года, а затем - к вооруженному конфликту 1992 – 93 годов.

После начала военной фазы грузино-абхазского конфликта этническая композиция населения Абхазии стала значительно меняться, в первую очередь, вследствие массового исхода греческого, еврейского, эстонского населения из Абхазии, как в ходе, так и после окончания грузино-абхазской войны. Вскоре после ввода грузинских вооруженных отрядов, оккупировавших большую часть абхазской территории, грузинское руководство стало отправлять из Абхазии на историческую родину представителей ряда этнических общин. Довольно-таки многочисленная в прошлом греческая община Абхазии к настоящему времени сократилась до нескольких тысяч человек, что стало следствием массового переселения большинства абхазских греков в Грецию в период военных действий, осуществленным греческим правительством по личной инициативе Э. Шеварднадзе. Такая же судьба постигла евреев, переселенных в Израиль, а также эстонцев, которые были отправлены в Эстонию. И на сегодняшний день в Абхазии их осталось очень мало.

Помимо этого, в период военной фазы грузино-абхазского конфликта довольно значительная часть представителей других национальных общин по собственной инициативе выехали из Абхазии в Россию, опасаясь за свою безопасность, поскольку грузинские боевики нередко проявляли удивительную жестокость по отношению к негрузинскому гражданскому населению. Но и после окончания военной фазы конфликта этот процесс продолжился вследствие послевоенной разрухи и объявленной странами СНГ по просьбе Грузии экономической блокады Абхазии. В результате тысячи русских, армян, как и некоторые абхазы вынуждены были стать экономическими мигрантами, чтобы выжить.

После того, как Грузия потерпела военное поражение, большинство грузин покинули Абхазию, и на сегодняшний день картвельское население (в основном мегрелы) проживает компактно только в Галском районе. Отдельные немногочисленные представители картвельского этноса, которые в ходе войны поддерживали коренное население, проживают в различных районах Абхазии.

Несмотря на серьезные этно-демографические изменения, ставшие результатом распада Советского Союза и последовавшего за этим грузино-абхазского вооруженного конфликта, Абхазия продолжает оставаться многонациональной страной. Согласно Конституции, принятой в 1994 году, «носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Абхазия является ее народ – граждане Республики Абхазия» (Глава 1, Статья 2). При этом, понятие «народ» лишено этнической окраски, и включает в себя всё многонациональное население Абхазии. Как указано в Статье 6, «Государственный язык Республики Абхазия – абхазский. Русский язык наряду с абхазским признается языком государственных и других учреждений. Государство гарантирует всем этническим группам, проживающим в Абхазии, их право на свободное использование родного языка».

Глава 2 Конституции озаглавлена: «Права и свободы человека и гражданина», и в ней изложены основные принципы, лежащие в основе Всеобщей декларации прав человека. В частности в Статье 12 данной Главы Конституции сказано: «Все равны перед законом и судом, независимо от расы, национальности, пола, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, идеологий и других обстоятельств». Согласно Статье 18, «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, партий и движений, цели и действие которых – насильственное изменение конституционного строя, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни».

Среди позитивных факторов можно также назвать наличие в современной Абхазии, как абхазских, так и русских и армянских школ. Довольно известен в самой Абхазии и за ее пределами Русский драматический театр. Телевидение и радио вещают как на абхазском, так и на русском языках. Кроме изданий на абхазском, выходят газеты на русском и армянском языках. Однако нельзя отрицать и некоторое отчуждение представителей неабхазского населения от происходящих в стране политических процессов, что выражается в невысоком уровне участия представителей национальных общин в политической жизни страны. Порой в обществе имеют место и проявления бытового национализма. Несмотря на это, представители власти склонны считать, что в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений должна царить полная гармония и время от времени приглашают лидеров этнических общин на торжественные официальные мероприятия.

Следует отметить, что в условиях наличия общей угрозы из-за неурегулированного конфликта с Грузией, в целом общество сохраняет единство. К тому же в стране сохраняются исторически сложившиеся традиции культурно-конфессионального многообразия, которые для старожилов таких многонациональных городов как Сухум, Гагра, Ткуарчал и Очамчира всегда были предметом особой гордости. Но нельзя не учитывать, что молодое поколение, воспитанное уже в совершенно других условиях, имеет меньше опыта межэтнического общения. С учетом этого в процессе строительства демократического правового государства абхазской политической элите и обществу в целом предстоит определить модель политического устройства, которая обеспечит, с одной стороны сохранение и развитие абхазского языка и идентичности, а с другой – гарантирует соблюдение политических и культурных прав граждан Абхазии, принадлежащих к иным этническим группам.

Итак, несмотря на серьезные этно-демографические изменения, Абхазия остается многонациональным сообществом. Можно с уверенностью сказать, что дальнейшее становление абхазской государственности во многом зависит от того, удастся ли политической и интеллектуальной элите консолидировать различные этнические и религиозные группы в единую гражданскую нацию. Должно прийти осознание необходимости выработки такой стратегии внутреннего развития, которая обеспечивала бы эффективные механизмы сохранения и развития абхазского языка и культурной идентичности при одновременном обеспечении всех этнических общин институциональными возможностями для самовыражения и политического представительства. Для этого следует разработать оптимальную долгосрочную модель государственной национальной политики, которая будет основываться на реализации принципов, зафиксированных Конституцией Республики Абхазия. Надо осознать, что только политика, учитывающая этническое и конфессиональное многообразие Абхазии, может гарантировать устойчивое развитие страны, как и межэтническое согласие. Такая стратегия требует объединения усилий всех граждан, вне зависимости от национальности и политических предпочтений, а также их включения в экономическую, политическую и культурную жизнь страны.

Нателла Акаба, кандидат исторических наук, политолог

Последнее изменение Вторник, 09 ноября 2021 16:34