апреля 16, 2024

Республика Абхазия, г. Сухум ул. Ак. Марра 9

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

В.А. Чирикба. "Репатриация соотечественников в Республику Абхазия и ее перспективы".

 (Доклад на круглом столе посвященному демографической ситуации в Абхазии. 15 марта 2023 г.)

Вот уже более 150 лет части абхазского народа развиваются в различных территориальных, политических и цивилизационных измерениях – в Абхазии, и в Диаспоре. Диаспора – это главным образом Турция, но также ряд стран Ближнего Востока. В 20-м веке очагами Диаспоры стали также Россия, Западная Европа (Германия, Швейцария, Нидерланды, Бельгия, Великобритания и др.), США, Канада и Австралия.

Общее число абхазов в Диаспоре неизвестно. Оценки количества абхазов и абазин в Турции колеблются от 200 до 500 тысяч. Официальных турецких данных на этот счет нет, ибо по турецкой конституции все мусульманские граждане страны являются турками.

В результате своей исследовательской работы в Турции я насчитал около 220 абхазо-абазинских сел, которые располагаются в двадцати провинциях страны. Следует отметить, что только в одной провинции Сакарья в центральной Турции имеется 73 абхазских села – больше, чем количество абхазских сел во всей Абхазии (менее 60 сел). А ведь абхазы и абазины проживают практически во всех регионах страны.

В Турции я насчитал 65 сел, населенных бзыпцами (абзыԥқәа), 28 сел, населенных абхазами-ахчыпсы (аҳҷыԥсаа) и псхувцами (ԥсҳәыуаа), 7 сел, населенных абжуйцами (џьгьардаа), 29 сел, населенных цабалцами (аҵабалқәа), 24 села, населенных садзами (асаӡқәа), 30 сел, населенных ащхарцами (шьхъарауа) и 35 сел, населенных тапантцами (ашәыуа).

Процесс репатриации этнических абхазов и абазин на Кавказ в значимых масштабах практически начался со времен перестройки. Падение железного занавеса открыло перспективы для общения Диаспоры с кавказской родиной и открыло возможности для переселения.

Грузино-абхазская война 1992-1993 гг. всколыхнула до основания кавказскую диаспору во всем мире и открыла нынешний поистине революционный этап в жизнедеятельности зарубежных кавказских обществ. Сразу после начала войны началось движение добровольцев из Турции и Сирии, которые прибывали в Абхазию для оказания военной помощи сражающимся за независимость соотечественникам.

Хотя турецкое правительство занимало официально прогрузинскую политику, тем не менее симпатии большинства населения Турции, а также турецкой прессы в этом конфликте было именно на стороне Абхазии. С другой стороны, и официальная Турция не препятствовала отправке в Абхазию добровольцев, сбору финансовых средств для помощи Абхазии и массовым кампаниям протеста, невиданным и немыслимым в этой стране после военного переворота 1980 года, которые регулярно проводились во всех главных городах Турции.

По окончании войны, между Турцией и Абхазией было установлено прямое морское сообщение, стали осуществляться пассажирские перевозки. Впервые после почти ста лет полной изоляции друг от друга, абхазы получили возможность свободно посещать своих соплеменников в Абхазии и в Турции, отыскивать родственников и заводить друзей. Однако в 1996 г., по настоянию Грузии, Турция закрыла этот важнейший канал общения между гражданами Абхазии и Турции, практически присоединившись ко всеобъемлющей блокаде Абхазии, принятой по настоянию Грузии странами СНГ.

После войны в Абхазии большинство из прибывших из Турции и стран Ближнего Востока добровольцев остались в республике. К великому сожалению, экономические трудности, невозможность, ввиду блокады, свободного въезда в Абхазию и выезда из нее, а также серьезные проблемы безопасности внутри страны вынудили многих вернуться обратно. Другие же остались, обзавелись семьями, стали строить новую жизнь.

Ситуация резко изменилась к лучшему после открытия границы по реке Псоу для пересечения иностранцами, а затем и признания Абхазии Россией в 2008 году. Интенсивности общения способствовала и взаимная отмена въездных виз для граждан России и Турции.

Абхазская Диаспора в Турции ныне прекрасно организована, отделения абхазских культурных обществ или клубов (дернеков) имеются во многих крупных городах Турции. Крепкие связи у абхазской Диаспоры с другими кавказскими диаспорами, прежде всего, с насчитывающей несколько миллионов и обладающей значительными политическими и финансовыми ресурсами адыгской Диаспорой.

Турецкая политика по отношению к Абхазии характеризуется определенной двойственностью. Дипломатически государство всецело стоит на стороне Грузии. С другой стороны, Турция с пониманием относится к озабоченностям своих граждан абхазского происхождения и не препятствует ни их общению с Кавказом, ни посещению страны кавказскими абхазами и организацию ими там культурных мероприятий. В целом, правительство не может игнорировать мнения набирающего силу абхазского и адыгского сообществ Турции. Можно констатировать, что ныне на наших глазах в этой стране происходит процесс формирования интеллектуально и политически более сильного проабхазского лобби.

Одной из основополагающих и стратегических целей абхазской Диаспоры является возвращение абхазов на историческую Родину, в Апсны. Начавшийся еще в советское время процесс переселения турецких и частично сирийских и иорданских абхазов приобрел организованный характер и объем уже в поствоенное время, после создания Комитета по репатриации. За это время несколько тысяч этнических абхазов и абазин переселилось в Абхазию, тем самым реализовав вековую мечту своих предков.

Абхазское общество кровно заинтересовано в успешности процесса репатриации своих соотечественников. Процесс возвращения потомков депортированных с родины абхазов имеет большое значение для восстановления исторической справедливости потомкам беженцев XIX века. Кроме того, репатриация призвана восполнить колоссальные для маленькой Абхазии потери тысяч молодых людей, погибших во время войны за независимость. Нынешний низкий уровень рождаемости в Абхазии также является результатом той войны и послевоенных экономических трудностей. В целом, репатриация соотечественников может хоть в какой-то мере улучшить весьма неблагоприятную демографическую ситуацию в стране.

Следует сказать, что репатриационный ресурс молодого и социально активного абхазского населения в Турции достаточно высок. Можно полагать, что при благоприятных условиях уже сейчас в Турции и в странах Ближнего Востока имеется контингент в количестве около 5 тысяч молодых людей, которые хотели бы приехать в Абхазию и начать строить здесь свою жизнь.

Большинство репатриантов – это молодые люди, находящиеся, как правило, в репродуктивном возрасте, которые ищут брачных партнеров среди местного абхазского населения, что означает, что их дети уже будут полностью интегрированными и не будут испытывать эмигрантского дискомфорта или даже дискриминации. Кроме того, это контингент готовых специалистов, окончивших средние специальные или высшие учреждения. Они обладают общеабхазским менталитетом, и готовы, в случае необходимости, защищать Родину. Их родственные и экономические связи со страной рождения благоприятны для укрепления международного и экономического положения Абхазии.

Несколько лет назад в результате военного конфликта под угрозой оказались наши соотечественники в Сирии. Абхазское государство впервые организовало масштабную внешнеполитическую гуманитарную операцию по организации переезда в Абхазию около 500 соотечественников из Сирии. Большинство из них, особенно молодежь, успели достаточно успешно интегрироваться в абхазское общество. Они работают, учатся, заводят семьи и рожают детей.

 

Что препятствует репатриации?

Что можно сказать о нынешнем состоянии процесса репатриации в Абхазию? Следует констатировать, что несмотря ни на какие трудности, этот процесс продолжается. Тем не менее, темпы его весьма медленные. На мой взгляд, главными факторами, препятствующими интенсификации этого процесса, являются следующие.

– Общее экономическое положение в Абхазии, которое по целому ряду параметров хуже, чем в Турции и во многих других местах проживания Диаспоры. Ясно, что гораздо легче принять решение о переселении в экономически более процветающую страну, чем в страну, параметры жизненного уровня которого определенно ниже, чем в стране-хозяине.

– Трудности языкового порядка: переезжающим в Абхазию необходимость учить два языка: абхазский язык, которые не знает бо́льшая часть молодых репатриантов, а также русский язык.

– Сложности в социальной адаптации. Как подчеркивают сами репатрианты, не финансовые трудности играют главную роль в ряду проблем, с которыми они сталкиваются при переезде в Абхазию, а именно их социальная адаптация и востребованность в новом обществе. Здесь, кстати, может помочь опыт других стран, например, Израиля, в плане не только организации процесса репатриации, но и максимальной адаптации, абсорбции репатриантов в абхазское общество.

– Отсутствие системы медицинского страхования в Абхазии, к которой соотечественники привыкли у себя в стране, что создает психологический дискомфорт, и страх за возможность ситуации, когда может потребоваться дорогостоящее лечение или операция.

– Неразвитость сферы услуг в Абхазии.

– Более высокий, чем в Турции, уровень коррупции в Абхазии, бо́льшая опора в стране на неформальные связи, чем на закон.

– слабость судебной системы.

– низкая степень социальной защищенности репатриантов.

– неразвитая банковская сфера, трудности в получении кредитов. 60 % всех проживающих ныне в нашей республике репатриантов задействованы в том или ином мелком и среднем бизнесе, и отсутствие доступа к недорогим кредитам негативно воздействует на их деловую активность.

Все это вместе взятое, в числе других факторов, обуславливает низкий уровень репатриации в Абхазию. Трудности адаптационного характера отпугивают многие семьи или отдельных граждан на принятие непростого решения о переселении в Абхазию.

 

Изучение мирового опыта.

Необходимо тщательно изучить богатый международный опыт организации репатриации соотечественников. В мире имеются следующие программы соответствующего профиля.

  • «Алия» — весьма успешная программа репатриации евреев в Израиль.
  • «Еркир» — программа по репатриации армян в Армению.
  • «Репатриация репрессированных поляков» — программа возвращения поляков, репрессированных и высланных за Урал и Азиатские республики СССР.
  • Программа репатриации этнических латышей и ливов в Латвию.
  • «Поздние переселенцы» — программа репатриации этнических немцев из стран Восточной Европы и бывшего СССР в Германию.
  • «Нурлы кош» — Казахстанская программа репатриации в Казахстаниз соседних стран этнических казахов.
  • «Кайрылманы» — программа репатриации киргизов в Киргизию.
  • «Соотечественники» — государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.

Изучение опыта всех этих организаций, я убежден, может привнести много ценного и полезного в работу Комитета репатриации Республики Абхазия.

В плане организационном, давно назрели перемены в Комитете репатриации. Это должно быть современное учреждение, руководимое высокопрофессиональными специалистами, построенное по образцу наиболее передовых учреждений подобного рода в мире, например, Израиля. Требует большей прозрачности и работа Фонда Репатриации.

Я считаю, что было бы желательным преобразовать, по примеру Израиля, нынешний Комитет по репатриации в Министерство репатриации и абсорбции, которому придали бы и более значительные финансовые средства, и более высокую степень ответственность. В этом министерстве должны работать юристы, экономисты, лингвисты, психологи.

Необходимо создание и Института проблем Диаспоры, который бы занимался научным изучением процесса репатриации и адаптации репатриантов, а также готовил экспертные заключения и рекомендации правительству и Комитету репатриации.

Назрела необходимость и в создании Музея и Архива Диаспоры, где бы хранились и экспонировались предметы традиционного быта абхазов зарубежья, а также личные архивы деятелей Диаспоры, другие архивные, в том числе фото и аудио-материалы, публикации. Это тоже часть истории нашего разделенного народа. И Институт проблем Диаспоры, и Музей Диаспоры с Архивом можно было бы объединить в рамках единого учреждения.

Хотя проблемы с реализацией программы по репатриации напрямую связаны с общим экономическим и социо-экономическим состоянием нашей страны, повышение эффективности работы Комитета репатриации поможет увеличить миграционный поток соотечественников в Абхазию.

Положительную роль в популяризации Абхазии и в конечном счете в принятии решения о переезде в Абхазию сыграл бы телевизионный канал на абхазском, турецком и арабском языках, который знакомил бы широкую публику в Диаспоре с Родиной. Планы на учреждение такого канала существовали еще при президенте Багапще, но, к сожалению, они так и не были материализованы. Хотя, например, подобные каналы на чеченском, татарском, чувашском, адыгских языках успешно функционируют.

Вообще, необходимо создание единого информационного пространства, объединяющего Республику Абхазия с одной стороны, с Абазаштой, а с другой стороны – с Диаспорой. Учитывая доступность современных технологий связи, все это ныне представляется относительно несложной и финансово не очень затратной задачей.

Среди положительных моментов можно назвать большое количество браков репатриантов с проживающими в Абхазии абхазками. Правда, случаи женитьбы девушек из Диаспоры на местных абхазах уникальны, что имеет свое социокультурное объяснение.

К счастью, можно констатировать, что религиозный фактор не играет существенной роли в социальной адаптации репатриантов, что выражается и в большом числе браков с представителями иных конфессий в Абхазии.

Другой положительной чертой является высокая степень деловой активности наших соотечественников. Так, первое место среди частных инвестиций в экономику Абхазии занимают инвестиции из Турции, большинство же инвесторов, привносящих в экономику Абхазии турецкий капитал – это этнические абхазы из Турции.  

Отрадно отметить и во многом успешную адаптацию репатриантов из Сирии, большинство из которых, будучи обладателями весьма востребованных для Абхазии профессий – архитекторы, дантисты, офтальмологи, арабисты – смогли найти свои ниши в динамично развивающемся абхазском обществе.

Стоит затронуть и еще один важный вопрос. Пример упомянутого выше сирийского кризиса показателен. Он указывает на то, что и в будущем могут создаваться ситуации, когда в местах проживания Диаспоры могут произойти неблагоприятные, кризисные явления, что может заставить значительное число наших соотечественников решиться на переселение в Абхазию. Готова ли к масштабному переезду соотечественников Абхазия, как в плане инфраструктуры, так и в плане трудоустройства и оказания финансовой и социальной помощи тысячам новых сограждан? Ситуация с Сирией показала, что даже эвакуация и расселение в Абхазии около 500 сирийских соотечественников вызвало дополнительное привлечение больших финансовых средств, что было весьма нелегкой задачей. А что будет, когда счет на репатриантов пойдет на тысячи?

Одним из ответов на этот возможный вызов в будущем было бы создание резерва территорий как для роста собственного населения, так и для новых репатриантов. Поселения эти должны располагаться не хаотично, а в стратегически значимых местах. Во-первых, нужно восстановить Цабал, огромные территории которого позволят разместить там целый город, вмещающий достаточное число людей. Это поселение у Кодорского ущелье, закрывающее проход с гор на Абхазию, будет иметь и военно-стратегическое значение. Другие стратегические территории места – нависающий над столицей Абхазии район Гума, а также стратегически расположенные регионы Цандрыпща-Гячрыпща, Очамчыры и Гала.

 

Заключение.

Суммируя вышесказанное, следует признать, что несмотря на много положительных моментов, частично отмеченных выше, стратегические цели политики репатриации соотечественников в Абхазию до нынешних пор не достигнуты.

Процесс репатриации чрезвычайно замедлился, сама идея возвращения, ввиду указанных мной выше негативных моментов, теряет привлекательность для наших соотечественников. Репатрианты, среди которых немало достойных людей, пока так и не смогли занять соответствующее их значимости место в социальной и политической структуре абхазского общества.

В целом, необходимо более серьезно и более ответственно подойти к проблеме репатриации и повысить как полномочия, так и ответственность тех, кто занимается этой чрезвычайно важной государственной задачей. Требуется большая работа по пересмотру всей политики в плане реализации программы репатриации, переформатирования Комитета репатриации в Министерство миграции и абсорбции, достижения большей прозрачности и публичности в работе этого важнейшего национального учреждения.

Улучшение экономической ситуации в Абхазии, создание необходимой инфраструктуры, улучшение работы Комитета по репатриации позволят создать среди потенциальных репатриантов бо́льшую привлекательность идеи возвращения на историческую родину.

Абхазы-репатрианты, как показали все эти годы, являются в основной своей массе законопослушными гражданами-тружениками, которые, наравне с другими согражданами своей страны, принимают активное участие в построении новой Апсны, а при необходимости готовы и защищать ее с оружием в руках.

Их переселение в Абхазию никогда не создавало и не создаст проблем для соседних стран, а напротив, будет способствовать углублению экономических и культурных связей между народами Абхазии, Турции и России и их лучшему взаимопониманию.

Хочется надеяться, что нынешняя инициатива по обсуждению проблем репатриации, первая в таком роде в Абхазии, послужит дополнительным стимулом для всего абхазского общества, включая Диаспору, для поиска более эффективных путей интенсификации важнейшего для Абхазии и для самой Диаспоры процесса репатриации соотечественников на Родину.

 

Последнее изменение Четверг, 30 марта 2023 15:33